Пропустить команды ленты
Пропустить до основного контента
SharePoint

Skip Navigation Linksinterview2

Система управления знаниями

О системе управления знаниями в высокотехнологичной компании мы беседовали с Лещенко Владимиром Олеговичем, начальником отдела системы управления знаниями АО «Наука и инновации» (научный дивизион Госкорпорации «Росатом»), заместителе председателя правления ассоциации «KM Альянс».


РЭУ: Каковы, на Ваш взгляд, обязательные компоненты работоспособной и успешной системы управления знаниями (СУЗ) в компании?

ЛВ: Я вижу несколько обязательных элементов успешной работы корпоративных СУЗ:

1.Поддержка топ-менеджмента

2.Наличие команды по внедрению и развитию СУЗ

3.Развитая ИТ-инфраструктура

4.Регламентированные бизнес-процессы

5.Система мотивации участников СУЗ


РЭУ: Как обеспечить жизнеспособность системы управления знаниями в условиях смены руководства/стратегии компании?

ЛВ:Если мы рассматриваем СУЗ, как бизнес-процесс компании, то такой вопрос не может возникнуть. Мы же не беспокоимся о том, будет ли работать бухгалтерия или интранет системы при смене руководства. Проектируйте СУЗ, по всем правилам проектирования бизнес-процессов и это снимет массу вопросов.


РЭУ: Если бизнес-процесс есть, то вопросов о лидерстве возникать не должно?

ВЛ: Не совсем так. Лидер безусловно должен быть. Но надо различать лидера и заказчика. Если нет заказчика, то любое лидерство на местах будет безрезультативным. Оно не найдет поддержку, ресурсов, последователей. Должен быть заказчик и заказчиков может быть несколько. Как правило, управление знаниями заказывают HR, как управление талантами, компетенциями, программой обучения и т.д.  С течением времени одним из главных заказчиков становится производственный сектор, например, служба главного инженера, поскольку дефицит квалифицированных кадров именно на производстве у нас велик. Росатом начинал с научного блока. Заказчиком выступал научный дивизион, заинтересованный в коммерциализации знаний, неявных прежде всего. Из коммерциализации знаний был выстроен жизненный цикл знаний в Росатоме от появления знания до его применения\продажи. Конечный продукт Росатома, содержит в себе много элементов интеллектуальной собственности, которым необходимо обеспечивать правовую защиту.  В охране нуждаются как отдельные элементы интеллектуальной собственности, так и продукт целиком, особенно это важно на международном рынке. В последствии на возможности УЗ стали обращать внимание и другие дивизионы Росатома, например, машиностроительный. Фишкой или ноу-хау управления знаниями Росатома, которые все знают, является жизненный цикл УЗ, включающий элементы интеллектуальной собственности.


РЭУ: Раскройте, пожалуйста, связь науки и УЗ.

ЛВ: Я сегодня на дискуссии увидел одну большую фундаментальную проблему – разрыв между практикой и теорией. У меня сложилось впечатление, что вузовское сообщество черпает знание о практике из книг. Возможно я не прав, но у меня сложилось такое впечатление.

Мы применяем инструменты УЗ, чтобы сблизить корпорации и студентов. Здесь роль СУЗа выступать в ином качестве. Что мы делаем? Во-первых, мы картируем компетенции как вуза, так и компании. Результаты картирования знаний позволяют заказывать вузу то, чего не хватает в корпорации.

Во-вторых, это вовлеченность студентов на старших курсах в проектные команды корпорации, чтобы они уже путем наставничества «learning by doing» учились непосредственно в корпоративном секторе. Это не практика, а инновационная проектная деятельность корпорации.  

В-третьих, это участие студенческого сообщества в публикациях, в упаковке тех компетенций, практик, которые получены в компании. Зачастую ресурсов самой корпорации на это не хватает, а студенты здесь могут сильно помочь. Вопрос цифровизации – это конечно вопрос Y поколения и мы должны у них учиться, а не они у нас.

Управление знаниями как система – это очень крутой инструмент, но к сожалению, недооцененный российскими вузами. УЗ может стать местом сближения бизнеса и вузов, обеспечивающий точное соответствие подготовки студентов потребностям бизнеса и науки.  Мы же все видим, что многие выпускники вузов не работают по тем направлениям, по которым проходили обучение. Это происходит потому, что студент выбрал изначально не то. Мы идем по старинке. У нас технология высшего образования осталась еще советской, в которой отсутствуют прямые заказы от корпорации. Вот здесь я вижу большую проблему.


РЭУ: Если рассматривать управление знаниями как международное движение, то куда оно идет, к чему стремится?

ВЛ: В международной повестке об управлении знаниями никто не говорит. Это мы в России только пришли к этому понятию говорим об этом. В международном сообществе говорят об управлении информационными моделями, про управление компетенциями, про управление талантами. Если говорить о трендах, то это конечно это применение в УЗ технологий искусственного интеллекта, нейросетей и т.д. Использование искусственного интеллекта с целью автоматизации типизированных процессов. Использование Big Data для принятия решений, эта тенденция приходит в крупный российский бизнес. Эффективность применения Big Data зависит от того, как будут собраны, верифицированы и классифицированы Big Data, а за это отвечает СУЗ. В современных условиях мы рассматриваем СУЗ не как самостоятельное явление, а как инфраструктуру для цифровой экономики, для управления интеллектуальной собственностью. Инфраструктура УЗ обеспечивает принятие решений на основе собранных и проверенных данных.


РЭУ: В какой бизнес-процесс компании встраивается СУЗ? Или СУЗ следует рассматривать как отдельный процесс?

ВЛ: Здесь все зависит от заказчика. Я уже говорил о том, что кто заказывает УЗ, тот и включает себе в процесс. Если это HR, то это бизнес-процесс наставничества или управления талантами. Если это инновационная деятельность, то соответственно это его бизнес-процесс. В Росатоме управление знаниями встроено как подпроцесс в разные направления бизнеса. В управлении интеллектуальной собственностью и инновационной деятельностью - это управление контентом,  управление правами на РИД. У HR это - управление сообществами, наставничеством, талантами и т.д. На ранних стадиях УЗ проектировался как один бизнес-процесс. Но если вы обратитесь к современным публикациям по УЗ или в профессиональные сообщества, то вы увидите, что УЗ включен в массу других бизнес-процессов, помогающий юристам, инженерам или менеджерам по персоналу. Поэтому здесь нет универсального решения.

В идеале УЗ –  это часть многих бизнес-процессов. Когда мы говорим, что это часть многих бизнес-процессов, то это автоматически переходит в категорию культуры работы организации. Человек должен ассоциировать себя с компанией. Что хорошо ему, то хорошо и компании. И наоборот. Если это осознание приходит, то мы на правильном пути. Если в культуре компании потребительское отношение, то ответ такой же. Если специалист вкладывает свое время и интеллект в компанию, то и отдача должна быть соответствующей. Это касается и вузов, кстати, тоже.  А компаниям очень важно, что будет творится вузах. Мы принимаем сотрудников- выпускников вузов. Соответственно если мы принимаем сотрудников из вузов где нет УЗ, то мы получаем сотрудников без парадигмы УЗ внутри. Поэтому Росатом кровно заинтересован в том, чтобы СУЗ, которая была апробирована в компании и накоплена хорошая практика, применялась и в вузах тоже. Именно с этой целью проект был безвозмездно передан в Минобрнауки России для передачи СУЗ Росатома в образовательные учреждения страны. Мы заинтересованы в этом потому, что вузы - поставщики квалифицированных кадров.

 


2 марта 2018г., РЭУ им. Г.В.Плеханова, г.Москва