Пропустить команды ленты
Пропустить до основного контента
SharePoint
Перейти вверх

Комментарий Евгении Шавиной на портале «Материк»

  • Эксперт:
    Е. В. Шавина
  • Источник (СМИ):
    «Материк»
  • Дата публикации в СМИ:
    06 апреля 2018

Проблема технологической зависимости российских нефтегазовых компаний от американских разработчиков программного обеспечения

В начале 2018 года в новостных лентах российских информационных агентств появилась информация о прекращении поставок в Россию программного обеспечения (ПО) для компаний нефтегазовой отрасли отдельными американскими корпорациями. Насколько критично это для отрасли и какой будет реакция российских нефтяников? Смогут ли российский бизнес найти новых поставщиков или же придется искать новые схемы сотрудничества с американскими компаниями?

Отличительной особенностью нефтегазового сектора России является значительная зависимость от импорта оборудования, технологий, а в ряде случаев - материалов и комплектующих. В результате чего возможности нефтегазового сектора по влиянию на развитие отраслей-поставщиков оборудования и технологий сводятся к минимуму. Иностранные поставщики, а в частности американские компании, разрабатывающие ПО для нефтегазовой отрасли, могут диктовать "правила игры" российским потребителям их продукции.

В связи с введением новых санкционных требований США, направленных на заказчиков нефтегазового сектора, американским компаниям запрещается предоставлять, экспортировать или реэкспортировать товары, услуги и технологии в поддержку глубоководной и арктической шельфовой разведки, добычи или сланцевых проектов, имеющих потенциал нефтедобычи, если в них вовлечено лицо, подпадающее под действие американской директивы №4[1].

Стоит отметить, что в 2014 году ограничения вводились только в отношении проектов по разработке глубоководных, морских арктических и сланцевых месторождений в РФ или в ее территориальных водах, принадлежащих российским компаниям, внесенным в санкционный список, а в 2017 году ограничения распространили на проекты независимо от их местонахождения, если компании, внесенной в санкционный список на основании директивы №4, принадлежит не менее 33% доли участия или большинство прав голоса.

Подробнее читайте здесь

Перейти к списку экспертных мнений